Назад в прошлое, или новая встреча с Томом Сойером

На малой сцене Санкт-Петербургского театра Музыкальной комедии состоялись премьерные показы Мюзикла Сергея Баневича «Том Сойер». Опус Баневича появляется на сцене петербургской Музкомедии не впервые. В постановке Вильяма Poщина (1971 г.) роль Тома играли легендарные артисты театра Зоя Виноградова и Виктор Кривонос, Бекки Тэтчер — Алла Семак, спустя три года исполнившая роль Лидочки в знаменитом телефильме Владимира Воробьева «Свадьба Кречинского». В начале нового столетия (2002 г.) Семак выпустила «Тома Сойера» в качестве режиссера-постановщика.

Автор новой версии режиссер Анна Осипенко обращается не только к детям, но и к родителям и насыщает спектакль философскими подтекстами, несколько размывая адресную аудиторию. Начавшееся было действо прерывает — в буквальном смысле — актер, вступающий с залом в диалог и предлагающий собравшимся вспомнить детство, когда вновь зазвучит музыка и распахнется занавес, именно он появится в образе Тома, открыв условную дверь в собственное прошлое. Возможно, отсюда — воспоминаниям свойственна романтизация — подчеркнутая декоративность спектакля. Разрисованные забавными картинками аккуратные белые домики, похожие на объемные книжные иллюстрации, и продуманные до последней пуговки костюмы, будто бы только что покинувшие витрины магазинов (художник-постановщик Сергей Новиков). Эстетику книжной графики поддерживает и хореографический рисунок спектакля. Балетмейстер Владимир Романовский в очередной раз продемонстрировал не только изобретательность, но и умение воплотить режиссерский замысел языком танца. Танца современного, не подернутого паутиной времени, идеально ложащегося на динамичную музыку (автор блестящих аранжировок музыкальный руководитель спектакля Андрей Алексеев.

Исполнитель заглавной роли Виталий Головкин играл в постановке 2002 года Бена Роджерса. Том Головкина чересчур рассудителен и совсем не похож на хулигана, что вполне оправдано, если вспомнить, что детство для него не реальность, а воспоминание. Из этого и ощущение отстраненности: одновременное существование внутри действия и за его пределами.

Тетя Полли Светланы Луговой непривычно рафинирована, что весьма любопытно и говорит о стремлении постановщика идти от личности актера. Подозреваю, что у Елены Забродиной, увидеть которую пока не довелось, тётушка — та еще сумасбродка и хулиганка.

Анастасия Лошакова в образе дочери окружного судьи и похитительницы сердца юного Тома Ребекки Тэтчер подкупает искренностью, непосредственностью, звонким сопрано. Голос-колокольчик, забавные хвостики и угловатая подростковая грация Бекки-Лошаковой увлекают не только Тома, но и зрительный зал.

Очаровательной Эми Лоуренс — соперницей Дочери судьи стала Мария Елизарова, все больше обретающая черты лирической героини, а непередаваемым Гекльберри Финном — Иван корытов, который видится в последних постановках театра актером широчайшего диапазона. Олег Флеер появился в роли строгого учителя Мистера Доббинса, привнеся в свойственную ему гротесковую манеру актерской игры мягкий лиризм, что нашло особенно яркое отражение в предваряющем финал танцевальном номере с тетей Полли. Да, да, и они были когда-то молодыми. Круг замкнулся.

Светлана Рухля

Журнал INFOSKOP, апрель 2018

© 2020 Анна Осипенко — контакты